Коммуна добрых роботов (Образ возможного будущего)

Коммуна добрых роботов (Образ возможного будущего)

Номер сообщения:#1  Сообщение Времяон » 22 янв 2022, 16:31

Задумал написать роман о возможном будущем. Но жизнь такова, что сил и времени хватает только на проекты.
Опубликую это пока в таком виде. Может быть, кому-то будет полезен такой взгляд на будущее.



Роман

Глава 1

Максим Ревмиров любил свою коммуну. Он родился тут и вырос. В коммуне было все необходимое для жизни. Родители Максима бежали сюда от эпидемии в двадцатых годах. Они были продвинутыми программистами и создателями нескольких моделей роботов. Через несколько лет они умерли. То ли от вируса, то ли от некачественной вакцины.
Когда началось вымирание, многие производства в мире пришлось законсервировать. Остановили работу электростанций. Города стали непригодными для жизни.
Эпидемия выкосила все старое население, в том числе и олигархов. После них остались огромные пустующие дворцы. Их стала заселять молодежь, организуя в них коммуны.
Людей набралось больше тысячи. Хорошо, что продукты питания можно было выращивать рядом. К тому же неподалеку были солнечная и ветряная электростанции. Олигархи, по-видимому, хотели пережить в своих дворцах «Конец света», но не дожили до него.
В коммуне было множество компьютеров и роботов. Это позволяло заниматься робототехникой, которую Максим очень любил. Роботы были незаменимыми помощниками в различных делах, но, кроме того, их продавали и другим коммунам по всему миру.
Сегодня, 15 июля, четырнадцатый день рождения Максима. Юноша решил встать пораньше, хороший день должен длиться долго. Солнце уже наполнило новое утро светом. Птицы, своими песнями, хвалили природу, солнце, а, может быть, и Бога, кто их, птиц, знает.
С утра хорошо под душ, почистить зубы и в легкой одежде пробежаться по аллеям. Но, Максим сел в электрокар и поехал в цветник, набрать самых лучших цветов и отвести их родителям на кладбище.
Коммуна еще спала. Роботы тоже бездействовали, переделав, по-видимому, все коммунальные дела. Еще из электрокара Максим приказал роботу цветоводу сделать два букета по четырнадцать самых лучших роз и, подъехав к цветнику, получил их.
— С днем рожденья, Максим, — поздравил робот.
— Спасибо, Цветикус, — ответил Максим. Роботов в коммуне была тьма. У некоторых были имена. А кого-то называли несколькими именами.
Могилы были аккуратно ухожены роботами. Все очень скромно. С роботами можно было бы сделать и что-то шикарное, для увековечивания памяти родителей. Но таким памятником была вся коммуна.
Кладбище в коммуне было уже довольно большим. Все из-за эпидемии. Максиму было четыре года, когда родители умерли, и он мало что помнил из живого общения с ними. Но были видео обращения, записанные родителями, чувствовавшими свою скорую гибель. Вот и сегодня Максим ожидал такого письма. Но это дома. А на кладбище все было безмятежно. Повспоминав немного Максим пошел домой, во дворец.
Такое общение это всегда боль. Но с нею Максим уже научился справляться.
Родители смогли что-то объяснить про иные миры, про бессмертие душ, про реинкарнацию. Это, конечно, не меняет их отсутствия в жизни, но, создает надежду на встречу после. И там можно будет рассказать о прожитой жизни, похвастаться успехами и посетовать о неудачах. А для этого надо жить и сохранить здоровое сердце, не разорванное любовью и отчаяньем.
На сегодня родители записали веселое и жизнерадостное сообщение. Настолько жизнерадостное, насколько позволяли уже начавшиеся хронические недомогания. Сказали, что лучшее средство от грусти это помочь кому-нибудь, попавшему в беду.
Но на территории коммуны попасть в беду было очень сложно. Беды случались с людьми за границами коммуны. Вдоль границ поселения была значительная зона, где несли службу боевые роботы. Это были настоящие монстры своего дела, не то что мягкие и пушистые роботы слуги и рабочие, передвигавшиеся внутри коммуны.

Стали поступать поздравления с днем рождения. У электронной коммуникации есть большой минус – люди все рядом, но, как будто они далеко. Но Машка Сиврэн забежала его поздравить и Арсентий Красвил с Николаем Мэрлисом. Фамилии у коммунаров были необычные. Когда люди вступали в коммуну, то многие брали себе новые фамилии, чтобы скрыться от враждебного мира. Так фамилия Ревмиров значила «революция миров». Но родители Максима взяли ее еще задолго до коммуны и другой Максим не знал. Фамилия Красвил расшифровывалась как «Красная армия всех сильней». Мэрлис это значило Маркс, Энгельс, Революция, Ленин и Сталин. А фамилия Сиврэл происходила от сокращения слов «сила», «воля», «разум» и «энергия».
И так вместе они пошли на урок по игровой робототехнике. Игровые роботы занимали значительную часть в экспорте коммуны.
Общим образованием коммунаров обычно занималась программа «Тьютор». Она не была привязана к какому-либо устройству. Всегда можно было попросить расположенное рядом подходящее устройство быть тьютором. И устройство или робот загружали программу для попросившего ученика. Ничего особенного, что-то вроде энциклопедического словаря, способного рассказать, ответить на вопросы, задать вопросы и проверить ответы.
У программы были какие-то графики занятий, но так как Максим учился с опережением всех планов, то тьютор появлялся только по его просьбе. А вот серьезными делами, к которым, естественно, относилась робототехника, занимались с учителями.
Уроки проходили в нижних залах дворца. Роботы, создаваемые для игр и развлечений, как правило, не очень большие. Они, молча и неподвижно, стояли вдоль стен. Часть роботов была собрана со всего света, и только усовершенствована здесь.
Некоторые роботы создавались для спорта. Они уже давно превзошли человека и если бы их не ослабляли настройками, то играть с ними было бы скучновато. Оказалось, что люди не сильно любят играть. Общение с роботами в коммуне это работа, это забота о них, это испытание роботов в экстремальных условиях. Современные технологии дали людям много возможностей для творчества. И оказалось, что заниматься творчеством гораздо интереснее чем играть. Люди могли сутками заниматься изготовлением обуви или одежды, или продуктов питания для себя или близких, разрабатывая новые модели или фасоны. Они не стали стяжателями и изготовленными вещами они легко делились с окружающими, но определенный прагматизм в выборе занятий наблюдался. Так что играли в коммуне мало. Смысл игр в общении, в социализации, в дружбе. Игры с роботами это удел детей, инвалидов или стариков. И, может быть, еще спортсменов.
Каких-то роботов создавали для театра. У них богатая мимика и речь, но большинству в спектаклях доставалась только реплика «кушать подано». Люди сами любили играть серьезные роли.
Были роботы-животные, насекомые, инопланетяне и всякая нечисть. Страх хорошо продается в робототехнике. Страшилищ покупали не только для Хэлоуинов, но и в качестве сторожей и охранников.
Игровую робототехнику вел Игорь Игоревич Элемов. Пожилой мужчина лет сорока. Некоторые роботы были созданы им. Например, сэр Арчибальд – картежник и плут. Плутовство было заложено в него специально. На такую модель спрос оказался больше чем на честных игроков. Или Пан-спортсмен, всегда готовый поучаствовать в ваших тренировках и поделиться полезным советом.
На занятия кроме Максима, Маши и Арсентия с Николаем пришли еще четверо: Сергей, Светка-кокетка, Костян и Петр-обормот. Когда-то Максим хотел придумать рифму к слову Петр и придумал «обормот» и хотя это плохая рифма, но она запомнилась, а Петр и в самом деле был неряхой.
Игорь Игоревич сегодня принес показать два глаза для роботов. С виду просто два шара, как для бильярда. Но за счет внутренних инерциоидов они сами ориентировались в пространстве, перекатывались по столу и кружились друг вокруг друга. При этом они могли передавать увиденное в «мозг» настроенного на них робота.

Ученики уже хорошо разбирались в программировании и технике. К сегодняшнему дню каждый ученик должен был сдать танцевальную программу для небольших геймроботов. Музыку, кстати, Маша сочинила.
Роботы сначала танцевали отдельно, а потом должны были объединиться в общую композицию. Объединение должно было произойти самостоятельно по алгоритмам самообучения.
Роботы танцевали долго и весело, и ребята тоже присоединились к ним. И это разрушило танец роботов.

После урока пошли обедать. Обедать было принято сообща в большой столовой.
На каждом столе ребят ждал обед – две супницы – одна с холодным свекольником, другая с борщом, свежие овощи, зелень, котлеты, горчица, аджика, жареные баклажаны и кабачки, перцы маринованные с овощами, сыры, сметана, хлеб, большие фарфоровые чайники с чаем, графины с водой и с разными морсами.
Вокруг сновали услужливые роботы.
Питание в коммуне было четырехразовое, не считая чаепитий. Но большинство заказывало роботам доставку еды туда, где они работали или отдыхали. Так торт Максиму заказали по коммунету у кондитера Пармезанова и роботы доставили его во дворцовую столовую.

Ближе к вечеру к Максиму зашел Аркадий Новомиров с которым Максим дружил. Аркадий поздравил с днем рождения и подарил дневник, бумажный, для записей сделанных карандашом или ручкой.
— Прикольная вещь, — сказал Аркадий, — говорят развивает интеллект, если вести его регулярно.
— Спасибо, попробую, — ответил Максим.

Когда Аркадий ушел, Максим долго вертел дневник в руках, думал, что в него записать. Интеллект явно пробуксовывал.
На помощь пришли рифмы:
«Для чего эта жизнь, как бы это узнать?
Лишь прожив, пережив можно это понять».
На этом и успокоился. Развитие интеллекта не терпит суеты.

Во сне Максиму снились роботы. Учеными было замечено, что роботы очень редко снятся людям. Будучи существами неодушевленными, они не могли возмущать тонкоматериальную психосферу людей. Но у Максима все было по-другому, и роботы были частыми гостями в его снах.


Глава 2
Общественное самоуправление строилось снизу вверх. Условие сознательного, добровольного объединения легло в основу создания коммуны. Объединялись на Любви, на желании помогать ближнему. Объединялись для спасения от мирового зла, бороться с которым в одиночку было невозможно.
Базовые первичные коллективы образовывали сеть производительно-потребительских общин, то есть по-французски – коммун. Для решения внутренних вопросов коммуны создавали свои советы, а для решения глобальных проблем – советы союза коммун. Внутри люди построили свое минигосударство со своей иерархией и своими законами. Здесь свое правительство, свои министерства образования, здравоохранения и сельского хозяйства. Но штатных чиновников не было. Стратегические вопросы коммуны решал весь ее коллектив, оперативные – совет коммуны, тактические – постоянно ротируемые единоначальники из числа коммунаров.
Наверное, основное отличие коммун это жизнь друг у друга на виду. Каждый видит тебя и знает о тебе все. В старых обществах люди из-за недостатка ресурсов вынуждены были делегировать полномочия чёрте кому и чёрте куда. Это создавало отличные возможности мошенничества для разного рода паразитов.
В хозяйстве коммуны коровник телятник, свинарник, птичник, конюшня, теплицы, машинно-тракторная станция, ветряные мельницы, сады и поля. Один день в коровнике, другой в теплице, третий в детском саду, четвертый на поле… Дети всегда под присмотром, есть больница, роддом, свои ясли, детский сад, начальная школа.
В труде все общинники универсальны и взаимозаменяемы. Разве что за исключением медиков. Каждый коммунар мог самостоятельно: строить дома; создавать машины и агрегаты средней сложности и размеров; на дому производить себе одежду, обувь, посуду, продукты питания. А в союзе коммун создавать сложную технику и участвовать в глобальных проектах.
В коммуне всегда велось сразу несколько проектов по разработке роботов. Иногда очень затратных. Для них нужны были средства. Источником денег были коммунары. Деньги не отменили. Это же всего лишь инструмент который может быть хорошим или плохим в зависимости от того в каких руках он находится. Электроника позволяла учитывать любой вклад в коммуну, хоть в натуральном виде, хоть в денежном. Устойчивость современных коммун базируется на двух принципах: высокой автономности личностей и глубокой общности их интересов.
Некоторые коммунары были очень богатыми и с удовольствием вкладывались в развитие робототехники. Максим имел большое наследство от родителей, поэтому его еще в детстве старались привлечь в различные проекты. Это развило его интерес к робототехнике. Еще, конечно, то, что в коммуне всегда было много гостей со своими удивительными роботами.
Так как на дорогах было неспокойно, то обычно путешествовали большими караванами. А многие так и просто были бомжами и все, что имели, таскали с собой.
Некоторые прилетали по воздуху, но таких, было мало. По воде тоже путешествовало немного.
Картеж, как правило, состоял из бронированного дома на колесах, потому что, кто же не любит путешествовать со всеми удобствами, и нескольких машин в которых и на которых перемещались роботы. Некоторые роботы перемещались своим ходом, но таких было немного.
Размещали их обычно в гостевой зоне на западе коммуны. Иногда, во время различных слетов или конференций гостевая зона превращалась во что-то совершенно умопомрачительное.
Общение со случайным роботом это довольно опасное дело. Никогда не знаешь, правильно ли он запрограммирован и не испорчен ли вредоносными вирусами. Терроризма с развитием робототехники стало больше, поэтому в коммуну допускались только проверенные роботовладельцы. И роботов своих, за исключением секретарей и слуг они оставляли в гостевой зоне.
Ходить в гостевую зону было запрещено, но мальчишек ничто не могло остановить. Бывал там и Максим. Вот и сегодня он решил наведаться туда.
Нынче в коммуне проходил слет изобретателей любителей рептилий. Соответственно гостевая зона превратилась в парк юрского периода.
Были все, от маленьких до огромных, хотя и большей частью надувных или пустотелых из легких материалов, типа карбона. Некоторые роботы были удивительно похожи на природные образцы. Чувствовалось, что над ними работали руки настоящих мастеров.
Погуляв среди роботов Максим решил, что пора бы познакомиться с их создателями и хотел уже отправиться на конференцию, когда его остановил какой-то парень.
— Ты чего тут ошиваешься? — спросил он.
— Да, так вот, гуляю, — ответил Максим.
— Небось тайны выведываешь?
— Да были бы тайны, а то рухлядь какая-то, древняя.
— Сам ты рухлядь! Смотри какая грация! Какие локомоции! А ну-ка, встань, — скомандовал парень Хуахиптерусу, сидящему рядом. Робот послушно выполнил команду.
— Ну не прелесть ли!?
— Да, классный!
— А еще он садовод. Деревья подстригает своим клювом.
— Так он еще и полезный!
— Тебя как зовут?
— Максим Ревмиров
— А меня Майкл Виленинов.
— Мышцу Ревмировых твои изобрели?
— Да, батино изобретение.
— Отличная штука. Я ее везде использую. Жаль, что твои родители погибли. Гиганты! Сейчас так уже не изобретают. В мелочах увязли.
Познакомившись, мальчики стали расспрашивать друг друга о жизни и роботах. На самом деле, Майкл не боялся, что его секреты украдут и постоянно хвастался различными своими придумками.
Потом Майкл стал доказывать, что его роботы сделаны столь замечательно, что не боятся воды и послал их на пруд наловить рыбы. С большим трудом, но они это сделали. Один, правда, чуть не утонул.
А рыбу Максим с Майклом потом пожарили на костре и съели.
Майкл был родом из северной коммуны экологов, но любил роботов и путешествия и уже объездил полмира. У него была компания таких же бродяг, собравших что-то вроде цирка роботов. Погостив две недели и отладив своих роботов, они, перед отправкой в турне по средиземноморью, решили дать одно выступление для коммунаров.
Любителей поглазеть на цирковые номера роботов было немного. Риск роботов не цеплял ничего в душах людей. На эквилибристику и акробатику роботов люди смотрели равнодушно. Прыгает, кувыркается робот – так что ж такого. Даже если упадет и разобьется – это как стакан разбить. Забавно иногда посмотреть на достижения в управлении движениями канатоходцев или акробатов, но и не более того.
Максим тоже хотел бы попутешествовать, но никаких роботов для демонстрации у него не было. А люди и животные как-то постепенно исчезли из номеров бродячих цирков. Разве что кроме клоунов.
Клоунада расцвела и превратилась, в своего рода, искусство. Роботы могли хорошо копировать выступления клоунов, но создавать что-то новое они не могли. Обычно все их представление создавало фон для клоунады.
К клоунаде Максим не чувствовал никакого призвания.

Глава 3

Утром Николай Мэрлис обещал продемонстрировать свой антигравитатор и для этого созвал всех друзей в кафе на площади согласия. Вообще в коммуне часто проходили демонстрации изобретений. Это стало обычным делом.
Несмотря на раннее утро, собралось человек тридцать. У всех какие-то неотложные дела, поэтому собрать людей можно было только рано утром. Все расселись в кафе, завтракали, пили кофе, ждали Мэрлиса. Был тут и Максим.
Наконец появился Николай, с робокаром везшим какую-то кастрюльку. Это и был антигравитатор. Питался антигравитатор от электричества, подводимого через провод. Николай нажал на кнопку пульта в руках и кастрюлька поднялась в верх. Еще раз нажал и она опустилась. Всё. Демонстрация прошла успешно.
Стали обсуждать устройство и придумывать как и где его можно использовать. Максим потихоньку ушел. У него сегодня занятия по материаловедению. В лаборатории надо будет сварить тормаделит. Это новый материал с очень интересными свойствами. Изобрел его коммунар Борисфенов Алтей Маркович, учитель Максима. Материаловедение, конечно, изучали все, но Максим старался вникнуть в него особенно глубоко. Пока еще не зная для чего.
Лаборатории находились в туннелях. пробитых в горах на севере коммуны. Там еще варили топливо для ракет и взрывчатку. Добраться туда можно было на ретротрамвайчике. Коммунары были не лишены сентиментальности и коммуна была напичкана всякими безделушками.
Роботы уже всё приготовили для синтеза тормоделита. Химия дело опасное. Каждый новичок, приступавший к занятиям по материаловедению обычно проходил через зал посвященный технике безопасности. Там были выставлены остатки от роботов пострадавших от взрывов, облитых кислотой или расплавленной пластмассой. Поэтому безопасность всегда поддерживали на высоте. Люди обычно наблюдали за опытами издалека.
Сегодня обошлось без взрывов. Роботы получили небольшую пластинку тормоделита.

А вечером Максима позвал к себе Аркадий. Он изобретал прибор для чтения мыслей и испробовал его на разных людях.
Прибор назвали миелофоном, как в древнем фантастическом фильме о коммунизме. Фильм этот в коммуне часто смотрели и любили.
Аркадий хотел добиться чтения мыслей на расстоянии. Для этого требовалось улавливать малые движения электромагнитного поля. Нужны были большие локаторы. Максим старался поддержать Аркадия и предложил использовать множество маленьких датчиков объединенных в единую сеть, как делают с радиотелескопами. Можно было попробовать создать комнату со стенами из таких датчиков. Это было не трудно, на складах было полно всяких датчиков. Но миелофон не получался. Ему удавалось распознавать только какие-то общие чувства людей.


Глава 4

Осенью коммунары отправлялись помогать роботам убирать урожай. Садов и полей у коммунаров было много. Бывает, смотришь на работающего робота, казалось бы, тысячи раз это видел, и, вдруг, раз озарение, ведь это же можно делать гораздо проще и эффективнее. Максим любил эти простые сельскохозяйственные занятия.
Смотреть можно было с вышек солнечноветровых электростанций. Различные роботы то и дело подъезжали к ним, чтобы зарядиться. Новые аккумуляторы шли в первую очередь роботам охранникам. Сельское хозяйство обеспечивалось по остаточному принципу.
Постепенно подходили друзья Максима. Работать всегда лучше вместе. Роботы иногда попадали в трудные для них ситуации. Их для удешевления очень упростили и порой они не могли сами выпутаться из ветвей деревьев с которых собирали плоды.
Максим и Маша пошли распутывать робота, застрявшего на окраине сада, а потом отправились гулять по лесной чаще. Там уже можно было увидеть причудливых роботов охранников.
Военную робототехнику они изучали пока только теоретически, как дело очень опасное и содержащее множество секретов. А универсальных роботов в коммуне было всего три. Их изучение вообще не предполагалось. К информации о них имели доступ только члены Верховного совета коммуны.
Многие роботы в пограничной зоне были закамуфлированы под деревья, кусты, камни. Чужие враждебные люди или дикие животные обстреливались обездвиживающими дротиками. После этого диким животным могли надеть «ошейник послушания» и отпустить. За хищниками всегда наблюдали. Они, кстати, вполне могли оказаться чужими роботами. Людей доставляли в коммуну. Но люди предпочитали входить в коммуну через гостевые ворота. Если люди не имели враждебных намерений, то роботы объясняли им куда идти.
Поэтому в приграничной зоне было вполне безопасно. Так что, Максим с Машей спокойно гуляли. Воздух был наполнен ароматами цветов. Они шли по знакомым тропинкам. Когда-то они здесь собирали грибы. Скоро пойдут дожди и грибы опять появятся. А пока душно и жарко.
В волосах у Машеньки была широкая красная лента. Сквозь блузку у нее просвечивала грудь, она еще не носила лифчика. Ее джинсы плотно облегали поясницу и икры. Все в ней было ладно и смотреть на нее было весело.
Маша что-то рассказывала о музыке. В ней она была сильна.
— Для настоящей симфонии надо понять веянье времени, почувствовать его дух.
— Да, почему бы и нет, это не помешает.
Максим был далек от всего этого. Он даже не мог поддержать разговор о музыке. Ему просто хотелось быть рядом с Машей, обнимать ее и целовать. Что он и попробовал сделать. И у него почти получилось. Но Маша выпорхнула из его рук словно проснувшаяся птица. И началась игра в догонялки. И говорить уже ничего не надо было. И поймав Машу, Максим еще раз ее поцеловал, уже уверенно, крепко и спокойно.
Послышался какой-то шум. Где-то что-то лязгало и трещало. Что-то приближалось со стороны карьера. Это был огромный гусеничный экскаватор. Такие работали самостоятельно или управлялись дистанционно. Похоже, он вышел из-под контроля, и теперь мчался куда-то, не разбирая дороги, прокладывая ковшом широкую просеку.
Максим знал, что они неповоротливы и решил остановить громадину. Для этого надо было попасть в кабину.
— Зови людей, — крикнул он Маше и побежал к машине.
Словно поняв намерение Максима, экскаватор начал крутить ковшом и привел в движение все подвижные механизмы на своем корпусе. Экскаватор явно реагировал на Максима, угрожая ему ковшом. Это были не хаотичные движения.
Тут из леса в экскаватор в его зрительные центры полетели комья грязи. И экскаватор задумался, что-то разглядывая в лесу. Это Маша кидала в него грязь.
Воспользовавшись замешательством гиганта, Максим обежал его сзади и бросился к лестнице, ведущей в кабину. Экскаватор крутнулся, но Максим был уже на лестнице. Еще миг и он оказался внутри кабины.
Какая-то квадрокоптерная хрень, как комар присосалась к пульту управления. Это чужое, — подумал Максим, сорвал огнетушитель, висевший рядом, и со всего размаха ударил по квадрокоптеру, так что тот развалился на несколько частей, которые оторвались от пульта и упали под ноги. Экскаватор затих.
Стали собираться роботы и люди. Удивлялись, хвалили Максима за храбрость и укоряли за безрассудство.
Не желая все это слушать, Максим и Маша потихоньку ушли оттуда и продолжили прогулку. Вечером они пришли к Максиму и провели вместе всю ночь. Они были молоды, здоровы, готовы к любви и полностью отдались возникшему чувству.

На следующий день Максим был приглашен на собрание Верховного совета коммуны. Верховный совет состоял из тридцати пожилых и уважаемых коммунаров, которые собирались иногда и обсуждали жизнь коммуны. На Совете присутствовали семь верховных. Большую часть их Максим хорошо знал. Они преподавали в школе различные предметы.
Максима пригласили в связи со вчерашним происшествием. Посмотрели видео из его личных видеорегистраторов. Такие многие носили на всякий случай. Наградили грамотой, за мужество при отражении агрессии.
Оказалось, что было получено письмо с угрозами от неизвестных, с требованием отдать антигравитатор Мэрлиса в обмен на покой. Антигравитатор надо было положить на морском пирсе в полночь новолуния.
Мэрлиса тоже пригласили на совет. Николай был очень горд таким вниманием к своему изобретению. Он раньше не придавал ему большого значения и, возможно, попроси его террористы по человечески, он бы поделился с ними. Но теперь террористам не на что было рассчитывать. Коммунаров давно уже никто не рэкетировал. Решено было подсунуть «куклу» и отследить, кто это так зарабатывает себе проблемы.
Новолуние было через три дня. Николай и Максим отнесли кастрюльку похожую на антигравитатор к морю и бросили на пирсе. Через какое-то время ее поглотили вылезшие из воды гигантские робочерви.
У коммунаров было несколько водоплавающих роботов и с их помощью они долго следили за червями, но логова их не нашли.
Обнаружившие «куклу» неизвестные террористы прислали гневное письмо с «объявлением войны».
На том пока все и закончилось. Коммунары продолжили жить своей жизнью. А робочерви были внесены в каталог враждебных роботов подлежащих уничтожению. На них стали охотиться во всем мире.
Мир был неоднороден. Много еще в нем оставалось грязи. Союз коммун «Всемир» был силен, но были свои анклавы и у бандитов.
Рабовладельчество в век расцвета робототехники было не выгодно, но старым монстрам нужны были доноры органов, и всяких омолаживающих и исцеляющих вытяжек из людей. «Всемир» боролся с этим. Иногда вскрывал и вычищал какой-нибудь гнойник, устраивая показательный суд над людоедами, но сил на все не хватало. Суды по старой традиции назывались Нюрнбергами и их порядковый номер перевалил за сотню, а конца и края этому процессу было не видно.


Глава 5
Любовь, как много в этом чувстве сплелось, — думал Максим. Он встречался с Машей уже два месяца. Каждый раз встречи заканчивались бурным сексом, но жить вместе они не торопились. Зачем что-то менять, когда и так все хорошо.
Может быть, при жизни вместе страсть бы полностью подчинила их. А так, они вели привычный образ жизни, продолжая учиться и трудиться. Труд в коммуне для Максима заключался в помощи роботам, попавшим в беду. Наткнуться на таких роботов можно было во время прогулки.
Многие коммунары могли бы починить робота. Но многим эти занятия успели поднадоесть, поэтому далеко не каждый кидался помогать роботу. А Максиму еще многое было интересно. Так они и гуляли с Машей, иногда помогая роботам.
А Маша рассказывала о музыке, театре и кино. Увлекательно. Максим даже подумывал написать поэму либретто для выступления роботов с оркестром. Но тут подворачивался какой-нибудь сломанный робот и Максим начинал его чинить.


Глава 6
В коммуне было свое информагентство, которое собирало и анализировало все новости в коммуне и в мире, и рассказывало их коммунарам в зависимости от их интересов. Многие начинали свой день с его новостей. И Максим тоже.
О происшествиях на границе оповещали всех. Небольшое происшествие могло перерасти в серьезный вооруженный конфликт. Сегодня, например, группа нищих, была поймана и обездвижена клейкой пеной на границе коммуны. После чего привезена в гостевой домик и накормлена. Обошлось без жертв.
Таким обычно давали возможность пожить и поработать в испытательной зоне. Испытание продолжалось три – четыре года. Ничего особенного, обычная жизнь коммунаров. Коммуна была двухуровневой. Не все коммунары занимались робототехникой. Были и обычные юзеры. Ими и становились люди из трущоб, прошедшие испытание. Некоторые все-таки приживались в коммуне, а некоторые, окрепнув и подзаработав денег, уезжали решать какие-то свои проблемы в большом мире. Во многих был какой-то непреодолимый дух бродяжничества, и усидеть на одном месте больше месяца они не могли.
Люди все еще боялись различных болезней. Хотя о массовой гибели от них давно ничего не было слышно, но мало ли что может притащить в себе бродяжка. Поэтому кого попало в коммуну не пускали. Осмотр, лабораторные анализы, карантин для бродяг был неизбежен.

Испытательная коммуна была поменьше. Вокруг корпусов просторных домов ухоженные клумбы и газоны с цветами, большой плац, за которым зона искусственных водоемов, так же, по-хозяйски, ухоженная.
Сады плодовых деревьев, цветы, места для костров, несколько садовых качелей и шатров, рядом спортгородок и волейбольная площадка, на которой подростки играли в догонялки. На водоемах купалась счастливая детвора. К берегу пришвартованы лодки с веслами, моторки, маленькая пристань, тарзанка, летний душ с рядом стоящим маленьким домиком.
Была там, у границы Мемориальная зона, где складывали и хранили старых роботов. Заведовал зоной маленький старичок, Глеб Фомич Вертер. Никакая зараза его не брала. Новинки робототехники ему было трудно постигать, а в старых он разбирался хорошо и разбирал их на части.
Поговаривали, что он пытается собрать из старых процессоров суперкомпьютер с возможностями искусственного интеллекта. Но что можно собрать из старья. Никто всерьез к этому не относился.
Глеб Фомич был, кроме того, знатоком боевых искусств и обучал им некоторых мальчишек. Максим тоже попал в их число.
Когда сегодня Максим добрался до Мемориала, занятия были в самом разгаре. Разогреваться пришлось в стороне ото всех, поколачивая робота-грушу.
Глеб Фомич был похож на Йоду из старой фантастической саги про джедаев. И по жизни он играл роль эдакого философскомистического гуру и организовывал что-то вроде ордена джедаев. И была у него дочка Александра. Она тоже изучала боевые искусства. И сегодня она приняла участие в занятиях. А потом они с Максимом пошли гулять и зашли к Александре домой. И ими овладело страстное желание друг друга. Оказалось, что Максим испытывает к Александре точно такие же чувства, как и к Маше.

Какое-то время Максим решал дилемму «Маша или Шура?» Потом дилемма превратилась в трилемму и появилась Наташа. Затем Надя, Света, Таня, Оксана… Было в этом что-то нездоровое. А девчонки тем временем стали беременеть и рожать детей.


Глава 7
Как-то раз вечером Максим гулял по пустым комнатам дворца, разглядывая картины на стенах. Во дворцах богатеев всегда было много живописи, и этот не был исключением.
В тот раз внимание Максима привлек барельеф на котором у одной из фигур рука немного выступала из стены. И почему-то Максиму подумалось, что на нее можно нажать. Он это и сделал. Рядом открылась потайная дверь. Там оказалась комнатка с тремя золотыми унитазами.
Для коммуны это была не такая уж большая ценность. Коммунары посмеялись над прихотями вымерших олигархов и решили оставить все как есть, используя комнатку по ее прямому назначению.
И в этот раз, так же гуляя по дворцу, Максим захотел ею воспользоваться. И там открыл еще одну потайную дверь, как оказалось в подземелье.

В подземелье вела темная лестница. Воздух был сырым и затхлым. Максим сходил за фонариком и отправился исследовать подземелье. Это было безрассудно, но интересно. По крайней мере вход и лестница не выглядели пугающе.
Максим довольно долго опускался вниз и не заметил как оказался в большом зале. Луч фонарика терялся где-то в темноте. Максим уже хотел повернуть назад, когда наткнулся на какие-то столы, стеллажи и шкафы со стеклянными стенками.
В шкафах были роботы. Похоже, это была древняя лаборатория робототехники. Настолько древняя, насколько могут быть древними роботы. Они были удивительно похожими на людей. И они были голыми. Множество голых мужчин и женщин. Это не могли быть манекены или куклы. У некоторых были видны (интерфейсы?) управления.
Максим решил пока не рассказывать об этом всем, а рассказать по секрету только своим друзьям. Тут можно было создать тайное общество. Зачем ему нужно было тайное общество, Максим пока не мог придумать.

Несколько дней Максим носил в подземелье светильники с аккумуляторами. Освещение там Максим решил не включать, чтобы раньше времени не выдать свою находку. Потом бы конечно узнали все. Но пока хотелось таинственности.
В подземелье было все необходимое для комфортной жизни. Диваны, кровати, столы и стулья. Воздух только был затхлым. Но, со временем, это можно было исправить.
И вот, через неделю Максим собрал друзей и повел в подземелье. Удивление их было большим. Это совсем не то же самое, как лазить по подземелью в одиночку.

Случайно роботы были включены. Кто-то нажал на кнопку их активации и они повылазили из своих шкафов. Они тянулись к людям, поэтому выбежали вслед за мальчишками из подземелья и разбрелись по дворцу, а потом и коммуне. К счастью их аккумуляторы были разряжены. Они застыли подобно древнегреческим статуям.

Это происшествие надолго всем запомнилось. Максиму еще долго пеняли за скрытность и за то, что он подверг друзей, да и всю коммуну смертельной опасности.


Глава 8
Максиму надоело, что его знают только по различным глупым приключениям, а ни одного серьезного изобретения у него нет. И он погрузился в работу.
Новая жизнь началась у Максима, когда он увлекся энтомологией и в частности бабочками. Максим создал несколько роботов бабочек. Такие делали и до него. Ему пришла идея, что насекомые, скрепляясь друг с другом крыльями, могут образовывать интересные структуры и предметы.
Довольно быстро он научил их соединяться в различные геометрические фигуры. Вот разъединялись они хуже. Иногда залипали, что называется намертво.
Такой материал, как, скажем, графен, позволял делать крылья бабочек прочнее стали. Объединив, их можно было сделать нож, меч, щит. Да многое что если иметь их в достаточном количестве. Стул, стол, шкаф, кровать, дом. И постепенно мир менялся, расцветая всеми цветами радуги. Возникла новая архитектура. Изменился дизайн интерьеров и предметов.
Вот с сосудами для жидкостей пришлось повозиться. Сделать чашку, которая бы не пропускала воду, было не просто. Можно было добиться чисто механического соединения крылышек, но проверить, как они соединились, сами бабочки не могли. Не хватало интеллекта. К тому же у них были брюшки… И, Максим сделал так, чтобы они соединялись одним крылом, накладывая крылья одно на другое.
Все равно, надо было, чтобы насекомые обладали интеллектом, достаточным для того, чтобы они могли проконтролировать качество сцепления и при необходимости исправить его.
Много интеллекта в крошечных насекомых не вмещалось. Тут помогла идея создавать колонии из различных насекомых по типу пчелиного улья. Теперь, часть бабочек можно было наделить интеллектом, достаточным для того чтобы создавать из насекомых сложные вещи. Получился своеобразный насекомоконструктор из которого уже много что можно было создавать.
Очень перспективная идея! Но и проблем решить тоже надо было много. И Максим полностью ушел в это. Так надо было еще придумать, как создавать каркасы для вещей, их, так сказать, скелеты. Надо было научить насекомых создавать «кости». Трубчатые пористые прочные структуры, на которых бы держалось все остальное.
И двигатели и колеса тоже никак не хотели создаваться из насекомых. И тогда Максим решил придумать что-то вроде мышц из бабочек. Использовать мышцы для «костного» скелета это же естественно. Так же как и суставов.
Новые роботы получились громоздкими. Но для начала и это было хорошо.

Коммуна Добрых роботов была не единственной, где занимались робототехникой. Таких было много и иногда инженеры из различных коммун собирались где-нибудь, чтобы похвастаться достижениями и обменяться опытом.
Максиму долгое время не с чем было ездить по таким слетам. Несколько программ для усовершенствования слуг нынче никого не могли сильно заинтересовать. Но потом и его стали звать. Особенно стали интересоваться его энтомологическими изысканиями.
На одном из таких слетов его и похитили злодеи. Заточили в тюрьме и пытали.
Злодеем похитителем оказался старенький изобретатель роботов мух. Он был известен как «Повелитель мух». Много сил вложил он в своих роботов, но не на добрые дела были направлены его помыслы. Травить людей ядами, заражать болезнями, используя роботов мух – дальше этого его творческая мысль не шла.
Свихнулся он давно и воображал себя древним библейским чудовищем «повелителем мух». Узнав об изобретении Максима, он почувствовал в них огромные перспективы для своих черных дел, и серьезное соперничество со стороны сил добра.

Хорошо, что изобретение свое Максим к тому времени довел до такого уровня, что бабочки нашли его и освободили.
Потом, с помощью своих бабочек, Максим построил рай на земле.
Бабочки стали незаменимыми помощниками людей. Чтобы они помогали всем, Максим вместе с Аркадием Новомировым, научил их читать мысли людей. Человек мог надумать себе из бабочек все необходимое. Заводы и фабрики по всему миру стали производить их миллионами тонн. А питались они солнечным светом.
Но не каждому они подчинялись. Только человек с добрым сердцем мог приказывать им. А рядом со злыми людьми они темнели и чернели, и подобно моли могли что-нибудь сгрызть.
Вот так было побеждено зло на Земле и воцарилось добро.
Аватара пользователя
Времяон
 
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 25 сен 2018, 13:27

Re: Коммуна добрых роботов (Образ возможного будущего)

Номер сообщения:#2  Сообщение Времяон » 03 апр 2022, 22:07

То что получилось можно видеть на https://www.litres.ru/vadim-urevich-eme ... kommundra/
Результат пока тоже промежуточный, потому что задумка большая.
Аватара пользователя
Времяон
 
Сообщения: 254
Зарегистрирован: 25 сен 2018, 13:27


Вернуться в Творчество



Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0